Тема: Культурная вариативность регуляторов социального поведения

Поделиться Поделиться Вина и стыд как механизмы социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы, т. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм. Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины. Страх, как отмечает Ю. Лотман, присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха существуют и специфически человеческие, сформированные культурой механизмы, гарантирующие соблюдение нравственных норм[Лотман, ].

Соционический форум .

Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины. Стыд - отрицательно окрашенное чувство, объектом которого является какой-либо поступок или качество субъекта. Стыд связан с ощущением социальной неприемлемости того, за что стыдно. Стыд - ориентация на внешнюю оценку что скажут или подумают окружающие? Вина как ориентация на самооценку, когда невыполнение какой-то внутренней, интернализованной нормы вызывает у индивида угрызения совести самообвинение.

Понятие вины абсолютно и никоим образом не зависит от статуса и рода культура стыда, имеется определенный страх перед СМИ, и наоборот.

Чтобы ни натворили свои, они всегда правы, а чужие всегда не правы. Любое древнее общество стремится стать империей абсолютной и в идеале — всемирной. Абсолютен панславизм, пантюркизм, арийство. Вы легко можете найти сочинения, где утверждают, что Геракл родом из-под Курска, что этруски — это русские, а в Осетии вам скажут, что все европейские цивилизации созданы осетинами.

Он работал честно не потому, что его увидят другие, а потому, что на него смотрит Бог. Вся наша история заполнена подвигами людей, не мирившихся с клановыми обычаями и поведением выламывавшихся из них. Этот тип культуры как раз и доминирует на эпической стадии развития многих этносов. Этим, видимо, и объясняется тот факт, что гомеровские герои испытывают как страх перед общественной оценкой, так и трепет перед богами.

Японцы же считают движущей силой морали терзания души, проистекающие из чувства стыда. Как пишет Бенедикт,"им стыдно не следовать столь явственно обозначенным у них предписаниям правильного поведения, стыдно не соблюсти баланс между различными обязанностями или не предусмотреть возможных случайностей. Стыд - основа нравственности, говорят они.

Лишь человек, чувствительный к стыду, способен в точности следовать предписаниям добродетели". Боязнь быть отлученным от семьи, родни, общины с раннего детства становится действенным регулятором поведения.

Культура вины и стыда как социологические категории

Остановимся на феномене стыда. Многие авторы рассматривают стыд как страх перед порицанием извне. Стыд выступает как переживание своего несоответствия моральным требованиям перед лицом Других. Маркса, стыд — это гнев, обращенный внутрь.

Базовая форма стыда – это тревога младенца, вызванная незнакомцем. . а стремление к этому состоянию характерно для японской культуры. .. Часто защита от чувства вины более мотивирована страхом стыда за эту вину.

В основе европейской культуры лежит понятие долга - перед государем , родиной, народом, наконец, перед Богом , которому сознаются в совершенных поступках. Основным же мотивом японцев является забота о собственной репутации , производимом на других впечатлении. Это устойчивая исторически сложившаяся психологическая установка японцев. Японец не мыслит себя вне семьи, общины, группы и потому ориентируется исключительно на эту группу, а не на высшие универсальные принципы.

Так возник удивительный феномен японской культуры, ставшей"культурой стыда" в отличии от европейской"культуры вины". В отличии от европейца, которого тяготит вина , японцу ни исповедь, ни раскаяние облегчение не принесут. В своем поведении он ориентируется на мнение и оценку других и боится позора. Культура стыда - автор термина - Рут Бенедикт,"Хризантема и меч. Модели японской культуры" - модель культуры, при которой центральное значение придается переживанию стыда и позора.

Многие восточные культуры построены на культуре стыда.

Культура «вины» и «культура стыда» (Р. Бенедикт).

Стыд рождается внешней оценкой. Это дает возможность уже изнутри, собственными глазами, рассматривать ситуацию:

Согласно Платону и Аристотелю, стыд есть страх дурной молвы. .. Стыд преодолевается формированием культуры естественности с изменением.

В основе европейской культуры лежит понятие долга - перед государем, родиной, народом, наконец, перед Богом , которому сознаются в совершенных поступках. Основным же мотивом японцев является забота о собственной репутации , производимом на других впечатлении. Это устойчивая исторически сложившаяся психологическая установка японцев. Японец не мыслит себя вне семьи, общины, группы и потому ориентируется исключительно на эту группу, а не на высшие универсальные принципы.

Так возник удивительный феномен японской культуры, ставшей"культурой стыда" в отличии от европейской"культуры вины". В отличии от европейца, которого тяготит вина , японцу ни исповедь, ни раскаяние облегчение не принесут. В своем поведении он ориентируется на мнение и оценку других и боится позора. Модели японской культуры" - модель культуры, при которой центральное значение придается переживанию стыда и позора. Многие восточные культуры построены на культуре стыда.

Нарушенный ритуал - это позор. Искупить это позор можно только соблюдением ритуала. Поведение оценивает общество, а не сам человек, сильная оценочная зависимость.

Культуры «вины» и культуры «стыда»

для -адреса За дополнительной информацией обращайтесь по адресу .

вину за содеянное, рассматривается как ключевой моральный изъян. И вместе . Позднее понятие «культура стыда» использовалось по отношению . тат страха перед ожидающей внутренней болью, болью угрызений совести.

У японца чувство стыда воспитывается с раннего детства с помощью апелляции к общественному мнению, высмеивания[1] и бойкота: Подобные методы воспитания характерны и для японской школы: Но еще чаще наказание, как и в японских школах, было символическим: В Древней Греции уличенный в клевете должен был носить миртовый венок, а уличенный в трусости — три дня сидеть на площади в женском платье.

В русской деревне стыдом наказывали девушек за потерю чести: В случае если в культуре велико значение чувства вины в качестве регулятора поведения, действия оцениваются и осуждаются самим человеком в соответствии с интернализованными нравственными нормами, даже когда окружающие на знают о его преступлениях. Бенедикт психологи и культурантропологи проявили значительный интерес к анализу стыда и вины в качестве регуляторов социального поведения.

При этом результаты сравнительно-культурных исследований привели их сначала к осознанию зыбкости границ между культурами вины и стыда, а затем и к отказу от этой типологии.

Культура вины и культура стыда ( национальные особенности и практическое применение)

Вина и стыд как механизмы, социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы, то есть системы представлений о правильном и неправильном поведении, требующие выполнения одних действий и запрещающие другие. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм.

Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины.

Не путать с: Виновность. Вина , чу вство вины , угрызе ния со вести — отрицательно Второй подход исследует чувство вины и стыда в рамках общей теории Тревога и страх могут непосредственно переходить в чувство вины. и регулятивные механизмы культуры //Социальная психология личности.

Нарушенный ритуал - это позор. Искупить это позор можно только соблюдением ритуала. Поведение оценивает общество, а не сам человек, сильная оценочная зависимость. Интересы группы, к которой принадлежит человек, всегда выше интересов конкретного человека. Нравственность не в том, чтобы искупить грех, а в том, чтобы его не совершить.

Отсутсвия возможности замаливания грехов, исповеди.

Стыд, страх и вина

Культурная вариативность регуляторов социального поведения Стефаненко Т. Регулятивная функция культуры Во второй половине века ни у кого не вызывает сомнения, что основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики, является культура, даже если учитывать многозначность этого понятия. Но культура не только многоаспектна, но и многофункциональна.

Известно, что всякая мораль и её ведомые: стыд, чувство вины, страха, тревоги, гнева, раздражения, печали, сожаления, вины, стыда, скуки - но они могут или социа льный конце пт — это порождение конкретной культуры или.

Символика названия прочитывается довольно легко: Итак, книга построена на оппозиции развитой эстетической способности и воинского искусства, сочетающемуся с исключительной способностью к самоотвержению, да и с изрядной долей жестокости. Вспоминалась бы романтическая, хотя и несколько мрачноватая слава боевых искусств. Так работает ассоциативная память. Однако из всего эстетизма в книге только и есть, что упоминание о традиции любования цветением сакуры и поднятом на небывалый уровень разведении хризантем, да непродолжительное обсуждение дзэнских принципов искусства меча.

Почему наши ожидания настолько не совпадают с текстом? Такова ситуация, в которой на сцену выходит культурная антропология, полагающая, что именно ее методы и способ видения проблемы наиболее адекватны к подобных случаях. Итак, это вовсе не академическое исследование. Если соотносить с известными нам формами исследовательской деятельности, то это отчет по гранту.

Прежде всего нужно было решить конкретную вполне практическую и чрезвычайно насущную задачу. Возможно, этим объясняется, что в книге нет многого из того, что мы ожидаем от исследований о культуре народа: Но для обоснования подобной позиции необходимо сказать несколько слов о становлении культурной антропологии как научной дисциплины и о тех событиях, которые предшествовали появлению книги Рут Бенедикт. Со второй половины 19 в.

Михаил Лабковский про чувство вины и стыда - 2